СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД УЧИЛИЩА
Среда, 20.09.2017, 21:25
Меню сайта

Форма входа


Категории раздела
Оглавление [2]
Об училище [25]
Учителя и Воспитатели [29]
Выпускники [480]
Воспоминания выпускников [12]
Фронты [1]
Города-герои [11]
Герои СССР [6]
Горячие точки [2]
Орденоносцы [7]
Памятники [1]

Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Главная » Статьи » Выпускники

    Храмцов В.И.
    СТРАННЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК
    Я, Храмцов Вячеслав Иванович, родился 2 августа 1951 года в поселке Игри Тоншаевского района Горьковской об­ласти. Русский. Образование - высшее. Окончил в 1968 г. Тоншаевскую среднюю школу, в 1972 году Калининградс­кое высшее военно-инженерное училище имени Жданова, в 1977 году - командный факультет Военно-инженерной ака­демии. В настоящее время - Начальник факультета Военно-инженсрной академии. Имею награды: два ордена Крас­ной Звезды, орден Красного Знамени, медаль "За боевые зас­луги". Все награды получены при выполнении интернаци­онального долга в Афганистане.

    В боевых действиях на территории Афганистана уча­ствовал в должности начальника штаба 45-го инженерно- саперного полка 40-й армии в 1986 - 1988 гг.

    О начале войны в Афганистане узнал при прохождении службы в должности начальника штаба батальона в г. Боб­руйске Белорусского военного округа. Информации о нача­ле военных действий было мало. В декабре 1979 года в Аф­ганистан военным советником уехал командир батальона майор Дятел В.И., я принял командование батальоном. В марте 1983 года приходит распоряжение об отправке в Аф­ганистан командира взвода - уезжает лейтенант Лабур Н.Г., окончивший с отличием Каменец-Подольское высшее военно-инженерное училище. В 1984 г. при разведке маршрута движения полка взвод попал в засаду и лейтенант Лабур Н.Г. был убит.

    В 1984 году я был назначен начальником штаба 10-го гвардейского инженерно-саперного полка в г. Могилеве. В 1986 году мне было предложено поехать в Афганистан на должность начальника штаба 45-го инженерно-саперного полка. Уже 5 августа 1986 года я прибыл в Кабул, предста­вился начальнику инженерных войск 40-й армии полковни­ку Поварчуку Т.П. и далее убыл в г. Чарикар, где дислоциро­вался полк.

    Командовал полком полковник Антоненко Николай Ге­оргиевич, который был моим наставником и учителем на начальном этапе моей службы в Афганистане. С ним я хо­дил на свою первую боевую операцию. К тому времени он имел большой опыт в организации выполнения поставлен­ных задач и старался передать его вновь прибывшим офи­церам. А замена офицеров проходила через каждые два года. Приходили по замене офицеры, не имеющие опыта ведения боевых действий, выполнения поставленных задач А это приводило к потерям личного состава и техники.

    Всего я участвовал в 12 операциях, но самой запомина­ющейся для меня осталась первая Алихелевская операция.

     

    ПОХОД НА АЛИХЕЛЬ

    Операция у крепости Алихель по доставке боеприпа­сов и продовольствия в один из афганских гарнизонов, прикрывших границу с Пакистаном, была моим первым бое­вым выходом, реально показавшим как страшна, коварна и масштабна была минная война, развернутая против Советс­ких войск. На Алихель полк вышел под командованием в то время полковника Николая Георгиевича Антоненко. Я дей­ствовал во главе отряда обеспечения движения наших под­разделений. Маршрут проходил через Кабул, Гардез и на восток к крепости Алихель. Особенно тяжелыми оказались последние 17 км от горы Нарай к крепости.

    Забегая вперед, скажу, что нам удалось пройти этот ко­роткий участок, ширина которого в среднем не превышала 200-250 м, только за трое (!) суток. И то, благодаря муже­ству, беспримерной самоотдачи рядовых саперов и грамот­ному руководству офицеров. Вдоль всего ущелья бежала небольшая горная речушка. Только в ее границах и не было, пожалуй, мин и фугасов. Вся остальная территория, пригод­ная для прохода людей и техники, была буквально нашпиго­вана смертельными снарядами взрывчатых веществ.

    Большие проблемы доставляли двойные фугасы, уста­новленные на большой глубине мина на мину. Миноискателем обнаружить их было крайне тяжело. Против боевых машин разминирования на этих фугасах использовались спе­циальные взрыватели, которые приводили в боевое положе­ние только после наезда трала. Таким образом, вся сила взры­ва приходила на саму БМР. На одной из таких ловушек по­дорвалась машина сержанта Виктора Синицкого. Взрывом вырвало практически всю правую ходовую часть БМР. К счастью, Виктор Синицкий остался жив, вместе с ремонт­никами уже через три часа вернул машину в строй и продол­жил выполнения боевой задачи.

    Впоследствии сержант Синицкий принимал участие в 17 операциях. И столько же раз он подрывался на минах. Лишь 5 раз заряды взрывались под тралом. Еще трижды духи просто поджигали его машину из гранатометов.

    За мужество и героизм Виктору было присвоено звание Героя Советского Союза.

    Очень большую работу проделали расчеты минно-розыскных собак капитана Александра Зотова. Могу сказать, в общей сложности на их боевом счету чуть больше четвер­ти всех обнаруженных мин.

    На одном из широких участков ущелья наша передовая группа натолкнулась на странный треугольник, выложенный на земле из камней. В составе нашего отряда также шла груп­па ученых Нахабинского научно-исследовательского инсти­тута инженерных войск во главе с подполковником Влади­миром Алексеевым. Благодаря ему, по меньшей мере, мы разгадали назначения этого знака. Оказалось, именно таким образом, моджахеды обозначали для себя еще одно особое минное поле. Как потом выяснилось, выполнено оно было с соблюдением всех классических канонов искусства поста­новки трех-четырехядерного противотанкового минного поля: мощный заряд, а вокруг две-три пехотные мины. Алек­сеев первый разгадал классический алгоритм и подсказы­вал саперам, где вероятно очередная мина.

    Работа продолжалась. Как обычно, под руководством начальника штаба батальона Валерия Мацкевича очень активно трудились ребята из батальона разграждения. Здесь особенно пригодился навыки таких опытных саперов, как старший офицер инженерного отдела Армии Игорь Жеребный.

    Тем не менее, продвижение шло очень медленно. В ито­ге. Чтобы не терять время, было принято несколько нестан­дартное решение: на этом участке пустить колонну по реке. Здесь она немного разливалась, мелела. Дно было каменис­тое, но достаточно ровное. А чтобы предупредить возмож­ный сплав противником мин в нашу сторону по течению, в верховьях соорудили специальное заграждение. Прошли по­рядка полутора км по реке. Вернулись на дорогу. Теперь мин было поменьше, но работы хватало.

    Как правило, и этого, собственно, требовали все прика­зы вышестоящего командования, минные фугасы категорически запрещалось разминировать. Поэтому мы подрывали их накладными зарядами. Однако, на пути к Алихелю, нам пришлось изменить этому правилу.

    На одном из участков, река резко меняла направление и пересекала путь. Через это водяное колено дорога шла по небольшому мосту, который ясное дело, тоже был замини­рован с использованием 250-килограммовой авиационной бомбы.

    Последствия подрыва такого мощного заряда в горной местности просчитать было очень сложно. Поэтому решили его обезвредить. Достаточно быстро нашли замаскирован­ные провода, по которым духи собирались привести в дей­ствие фугас при проходе колонны. Обезвредили пару допол­нительных мин-ловушек - путь свободен.

    На подходе к Алихелю наш отряд подвергся массиро­ванному обстрелу реактивными снарядами. Благо, рядом была отвесная сказала, под которой мы и укрылись. Но часть бойцов все-таки получила ранения. Два - тяжелые.

    Под непрекращающимся обстрелом медики, которые шли в нашем отряде обеспечения, оказали пострадавшим ребятам помощь. Среди них была и прапорщик медслужбы Нина Коцур, которая приехала в Афганистан вслед за му­жем.

    Ждем окончания обстрела. Но огонь моджахедов не стихает. Я связался по радиостанции с командующим, который отдал приказ артиллеристам подавить огневые точки противника.

    Чуть позже к нам вылетела вертушка, чтобы забрать раненых. К сожалению рядового Степана Болдырева спасти не удалось. Но если бы не своевременная помощь медиков во главе с Ниной Коцур, которая по итогам операции была награждена медалью "За боевые заслуги", думаю, потери могли быть большими.

    К Алихелю, как я уже сказал, добрались к исходу тре­тьих суток. За нами сразу же пошли колонны с боеприпасами, продовольствием, горючим. В целом же, 1986 год ока­зался очень напряженным для нашего полка. Кроме Алихеля, нас еще 25 раз привлекали к боевым операциям в соста­ве соединений и частей 40-й армии. А за 9 лет войны в Аф­ганистане 45-й инженерно-саперный полк привлекался к боевым действиям 152 раза. Более трех тысяч саперов в раз­ное время награждались орденами и медалями.

    За операцию на Алихеле я был награжден первым ор­деном Красной Звезды.

    В ФАЙЗАБАД

    Очень тяжелая операция была на севере Афганистана проводка колон в Файзабад, где дислоцировался наш мотострелковый полк.

    Нужно было пополнить запасы файзабадского полка продовольствием, боеприпасами, запчастями и боевой техникой. Участок маршрута от населенного пункта Кишим до Файзабада был буквально весь заминировал фугасами и минами. Очень хорошо справились с задачей саперы наше­го полка. На одних участках использовались машины бое­вого разминировании (БМР), на других привлекались соба­ки минно-розыскной службы, а где-то приходилось вручную миноискателями вести разведку маршрута и уничтожать мины и фугасы. А их оказалось немало: 32 фугаса, 226 про­тивопехотных и 84 противотанковых мины. Если бы все эти средства сработали, то можно было бы себе представить, какие были бы потери. 23 сапера были представлены к государственным наградам, а сержант Воронцов П.А. - меха­ник-водитель БМР к ордену Красной Звезды.

    Основная моя заслуга заключалась в том, что при про­ведении этой операции не было ни единой потери среди лич­ного состава полка. За умелое руководство при выполнении поставленных задач я был представлен к ордену Красного Знамени.

    МАГИСТРАЛЬ

    В памяти навсегда останется операция "Магистраль". Эта крупная операция советских войск и ВС ДРА, проведен­ная в Афганистане. Она началась в ноябре 1987 года и за­кончилась в январе 1988.

    Целью этой операции было деблокирование дороги Дортез - Хосид, проводка колонн с продовольствием и вооружением в гарнизон г. Хоста. За девять лет войны на Хост не прошла ни одна колонна и нога советского солдата не сту­пала дальше перевала Санту-Кандав (в переводе "толстое дерево" или "перевал толстых деревьев"). Все снабжение осуществлялось по воздуху. Моджахеды говорили: перевал Санту-Кандав неприступен, кто прилетит на перевал - обож­жет крылья, кто придет пешком - потеряет ноги. Русские обломают об него зубы.

    Дорога на перевал представляла собой завалы из желе­зобетона и крупных камней, сплошь заминированная. В некоторых местах маршрут проходил по полкам в горах в ска­лах, и эти полки были полностью разрушены. Очень хоро­шо действовали саперы батальона майора В. Мацкевича.

    Мужество и героизм проявили при выполнении постав­ленной задачи майоры Владислав Козловский, Олег Бот, старший лейтенант Игорь Коцур и многие-многие другие.

    Благодаря их усилиям, находчивости и мужеству постав­ленная задача была выполнена. Особо хочу отметить замес­тителя командира 45-го полка Проворова Юрия Андре­евича, много сделавшего для успешного выполнения этой операции.

    Уже после возвращения в Советский Союз в Москве за успешные действия в операции "Магистраль" начальником инженерных войск МОСССР генерал-полковником Кузне­цовым В.П. мне был вручен второй орден Красной Звезды.

    ВПЕЧАТЛЕНИЯ О ВОЙНЕ

    Афганская тема многие годы была закрытой. Уже в пос­ледние год появилось множество изданий, книг, публикаций с оценкой этой войны. Мое личное убеждение в том, что она нам была не нужна, и многие политические цели в данном регионе можно было бы решить мирным, а не военным пу­тем.

    Было совершено руководством множество ошибок при вводе Советских войск в Афганистан. Очень слабо велась разъяснительная работа о наших целях, об истории и куль­туре ислама. Мы часто попадали в нелепые ситуации, не зная обычаев этой страны. В 1979-1980 году нас встречали цве­тами в городах Афганистана, а потом начали боевые дей­ствия против наших войск.

    Но это не вина солдата, офицера. Личным составом было сделано все что, чтобы поставленные задачи были выполнены, и мы с гордостью можем об этом сказать. Тре­бования, приказы командующих 40-й армии Дубинина В.П., Громова Б.В. при выполнении любой задачи сделать все воз­можное, чтобы не допустить потерь, были для командиров святыми и всегда лежали в основе их деятельности.

    Мужество и героизм - отличительная черта тех, кто воевал в Афганистане, и нельзя об этом забывать. Именно за героизм, самоотверженность личного состава при выпол­нении боевых задач 45-й инженерно-саперный полк награж­ден вымпелом МО СССР "За мужество и военную доблесть".

    Афганская война наложила свой отпечаток на всю мою последующую жизнь.

    Осталось глубокое уважение к тем, кто прошел Афга­нистан, появилось желание помочь тому, кто остался инва­лидом или не нашел себя в мирной жизни.

    Особенно трудно было выжить в 1990 - 1998 годах, когда отношение к афганцам со стороны представителей вла­сти было плохим. Развал, реформы, негативное отношение к участникам Афганской войны со стороны средств массо­вой информации, а главное - равнодушие власти - вот, что получили те, кто целой своей жизни, потерей здоровья выполняли военную присягу, интернациональный долг. Эта война стала в первую очередь их трагедией, их болью.

    Навсегда останется наше боевое братство. Ежегодно, 10 мая ветераны инженерных войск, участники боевых действий в Афгане и других горных точках, встречаются возле Большого театра и возлагают цветы к памятнику "Воину- интернационалисту" на Поклонной Горе, а затем едут в Николо-Урюпино, где создан мемориальный комплекс с име­нами всех погибших участников Афганской войны, прово­дится митинг, обед у солдатской кухни. На эту встречу при­езжают ветераны инженерных войск из различных регио­нов РФ, Белоруссии, Украины, Казахстана и других бывших союзных республик.

    И организация "Фортпост", которую я возглавляю, при­лагает все усилия, чтобы эти встречи состоялись, чтобы мы еще могли вспомнить события Афганской войны, вспомнить не вернувшихся боевых товарищей.

    ХРАМЦОВ Вячеслав Иванович,
    начальник штаба 45-го инженерно-саперного полка 40-й армии в 1986-1988 гг.
    Ныне - Начальник факультета Военно-инженерной академии.

    Из книги Т.П.Поварчука "Просто саперы". Изд. Днепропетровск IMA - прес 2012.
    ФОТО



    Категория: Выпускники | Добавил: Ермаков (19.07.2014)
    Просмотров: 916 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Copyright MyCorp © 2017
    Конструктор сайтов - uCoz