СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД УЧИЛИЩА
Вторник, 22.08.2017, 23:47
Меню сайта

Форма входа


Категории раздела
Оглавление [2]
Об училище [25]
Учителя и Воспитатели [29]
Выпускники [480]
Воспоминания выпускников [12]
Фронты [1]
Города-герои [11]
Герои СССР [6]
Горячие точки [2]
Орденоносцы [7]
Памятники [1]

Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Главная » Статьи » Выпускники

    Дикарев А.К.

    ДИКАРЕВ
    Алексей Кузьмич

    (14.10.1921 – 2.5.1995)

    Советский военный инженер
    Полковник
     


    Награды: медали: «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», другие.

    Русский.
    Родился в с. Ивановка Давлекановского района Башкирской АССР.
    1936 – окончил 8 классов Ивановской НСШ. Член ВЛКСМ с 1936 г.
    6.1941 – окончил Уфимский коммунально-строительный техникум. Техник-строитель.
    Направлен (6.1941) Уфимским ГВК на учёбу в Ленинградское КВИУ им. А.А. Жданова.
    В связи с эвакуацией Училища в Кострому в составе группы выпускников строительных техникумов отправлен в открывшийся филиал Училища в Златоусте Челябинской области, созданный (30.4.1941) на учебно-материальной базе 159усд, с ускоренным 6-месячным сроком обучения. Курсант.
    1941 – окончил Златоустовское ВИУ. Младший лейтенант.
    Участник Великой Отечественной войны.
    Воевал на Крымском (12.1941-5.1942), Южном (5-9.1942), Сталинградском (9-12.1942), 4 (1-11.1943), 1 (11.1943-11.1944), 2 (с 11.1944) и 3 Украинских фронтах.
    1-5.1942 – командир взвода 275осапб 51А (Крымский фронт).
    Боевое крещение принял в тяжёлых оборонительных боях за г. Керчь. 51А организованно эвакуировалась (до 10.7.1942) через Керченский пролив на Таманский полуостров.
    7.1942 – адъютант заместителя командующего - НИВ 51А.

    51А обеспечивала строительство оборонительного рубежа на Дону (ст. Верхнекурмоярская, ст. Константиновская). После тяжёлых оборонительных боёв в большой излучине Дона вынуждена была отойти на заранее подготовленный оборонительный рубеж в подчинение Сталинградского фронта. Войска 51А участвовали (с 30.9.1942) в боевых действиях по сковыванию сил противника южнее Сталинграда, затем (19.11.1942-2.1943) в контрнаступлении советских войск под Сталинградом.
    Лейтенант.
    В этих суровых условиях под Сталинградом, обеспечивая взаимодействие инженерных войск Армии с временно приданными сапёрными батальонами специального назначения, познакомился с заместителем командира 1оисбр СН майором В.К. Харченко – будущим маршалом инженерных войск. В дальнейшем их боевые пути разошлись по разным фронтам, но фронтовое знакомство и взаимодействие под Сталинградом переросли в крепкую искреннюю мужскую дружбу, которая особо проявилась уже в послевоенный период…
    Награжден медалью «За оборону Сталинграда» (1942).
    Адъютант старший заместителя командующего - НИВ 51А.
    С 2.1943 – оставаясь в прежней должности, исполнял обязанности командира взвода 601осапб 302сд и адъютанта старшего НИС 302сд. Старший лейтенант (10.3.1943).
    На память о совместной службе. Под Сталинградом, 4.1943
    Сидят: заместитель командующего – НИВ 51А полковник М.А. Полуэктов, НШ инженерных войск Логинов, стоит старший лейтенант А. Дикарев
    Старший лейтенант А. Дикарев показывает проходы в минных заграждениях, проделанные 20осапб, командиру танкового подразделения.
    Южный фронт, 9.1943
    21.5.1943 – адъютант старший 20осапб 99сд, сформированной на базе 99сбр.
    В период оборонительных боев обеспечил своевременное выполнение приказов командования по устройству минных полей и проволочных заграждений, правильное оформление отчетной документации на установленные минные поля. В период наступательных боев руководил работами по устройству проходов в минных полях и заграждениях противника. Командиром батальона капитаном П.П. Рева представлен (20.9.1943) и награжден орденом Красной Звезды (пр. № 30/н от 24.9.1943 г. 99сд Южного фронта).
    Командуя взводом инженерной разведки, усиленным ротой автоматчиков, под огнём противника первым форсировал реку Днепр в районе Никополя, определил удобное место для наведения переправы и обеспечил захват плацдарма на берегу противника. Принимал участие в боях за освобождение Киева, где за короткое время отдыха дивизии после изнурительных боёв, в доме временного расквартирования успел познакомиться (7.11.1943) с проживающей в этом доме симпатичной девушкой Антониной, которая выстирала и привела в надлежащий вид обмундирование молодого офицера-сапёра. Вскоре поднятая по тревоге дивизия срочно покинула Киев в направлении Житомира. С этого момента началась активная переписка с киевлянкой.
    В ходе прорыва (15.7.1944) сильно укрепленной полосы противника в районе Гнидеева под ружейно-пулеметным огнем лично руководил группами по проделыванию 6 проходов в своих заграждениях и минных полях противника. Случаев подрыва техники и живой силы на проходах не было. При наступлении на г. Львов руководил разведкой, которой были обнаружены 12 минных полей противника (720 противотанковых и 480 противопехотных мин). При наступлении на м. Дембица руководил разведкой и строительством моста под грузы 30 т через р. Велопольку для пропуска тп, артиллерии дивизии и транспорта. Силами 6 роты обеспечивал продвижения тп, разведывая путь и обеспечивая его проходимость. Командиром батальона капитаном И.И. Яковенко представлен (25.8.1944) и награжден орденом Отечественной войны 2 ст. (пр. № 229/н от 30.11.1944 г. 60А 1 Украинского фронта). Капитан (4.11.1944).
    В ночь на 3.12.1944 г., командуя взводом инженерной разведки, провел разведку р. Дунай южнее Будапешта, разыскал удобное место для возведения переправы на вражеском берегу и без потерь личного состава доставил командованию важные сведения. В ночь на 5.12.1944 г., командуя взводом инженерной разведки, усиленным ротой автоматчиков, форсировал Дунай и после быстрого захвата плацдарма на вражеском берегу обеспечил в ночное время хорошо видимые на большом расстоянии ориентиры причаливания для форсирующих подразделений дивизии на самодельных и штатных плавсредствах. Командиром батальона капитаном И.И. Яковенко представлен (12.12.1944) к ордену Отечественной войны 1 ст., награждён орденом Отечественной войны 2 ст. (пр. № 44/н от 14.2.1945 г. 46А 3 Украинского фронта).
    С сослуживцем. Будапешт. 2.1945
    Офицеры 20осапб, А. Дикарев на заднем сидении. 4.1945
    После освобождения Будапешта участвовал в Венской наступательной операции, в освобождении Вены и Братиславы, в Пражской операции.
    Слева направо: командир 20осапб подполковник, адъютант старший капитан А.К. Дикарев, НШ батальона майор. Чехословакия, 5.1945 
    Боевые действия 99сд закончила, выйдя к 11.5.1945 г. к Чешским Будейовицам, и была передислоцирована на Дальний Восток, где находилась в резерве до полного разгрома японских войск.
    Начальником Восточносибирского ВО генерал-майором инженерных войск С.И. Мельниковым награжден (26.2.1946) медалями «За взятие Вены» (акт вручения № 14) и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (акт вручения № 89). За годы войны получил 9 благодарностей от Верховного ГК за участие в отдельных операциях.
    В дальнейшем,  99сд была переведена в Омск и расформирована.
    Продолжил службу в Омске на должностях: заместителя командира батальона, командира роты, заместителя НШ полка, НИС полка, батальонного инженера.
     Капитан. Омск, 8.1948
    Молодая семья. Омск, 1949
    Майор (31.8.1948).
    Продолжил службу в г. Новосибирске в должностях: командира батальона исп, командира исп. Подполковник (28.12.1953).
    9.1956 – поступил в Инженерную академию (Москва). Слушатель.
    6.1961 – окончил Командный факультет ВИА им. В.В. Куйбышева. Военный инженер.
    Направлен для прохождения службы в Прикарпатский ВО.
    7.1961 – назначен заместителем командира исп (г. Самбор Львовской области) с перспективой повышения на должность командира полка. Но неожиданно подкачало неутомимое сердце фронтовика.
    1.1964 – по состоянию здоровья переведен на должность командира Военной инженерно-ремонтной базы центрального подчинения (г. Броды Львовской области). Полковник (12.2.1965).
    В Броды приезжал (1975) на 2 дня фронтовой друг В.К. Харченко.
    10.8.1977 – уволен из Вооруженных Сил в запас.
    Семья переехала в Киев, на родину жены.
    В отставке.

    К юбилею Победы награжден орденом Отечественной войны 2 ст. (6.4.1985).

    «2 мая 1995 года, всего за 7 дней до юбилея Победы в ВОВ сердце фронтовика остановилось навсегда. Светлая память об Алексее Кузьмиче хранится в памяти многочисленных воспитанных им офицеров за долгие годы совместной службы. Он передал свой богатейший опыт общения с людьми в боевой обстановке и мирной жизни, он воспитывал ответственность и понимание обязательности выполнения любого задания и своевременного доклада об этом. Он обладал особым даром штабной культуры, умением кратко и понятно излагать свои мысли, распоряжения и приказы, умением кратко, грамотно и в то же время полно излагать донесения, доклады и учебные материалы, и не только учил этому всех своих подчинённых, а требовал исполнять штабные документы по его образцам. Алексей Кузьмич умел подбирать ключик от души не только к любому офицеру, но и к любому вольнонаёмному работнику, что приносило ему лишь уважение со стороны подчинённых и окружающих. Один лишь факт из жизни А.К. Дикарева остался загадкой – за всё время войны, всегда в арьергарде при организованном отступлении в начальный период войны, всегда в авангарде – впереди наступающей дивизии, управление сапёрными подразделениями на самых опасных участках обороны, всегда на ногах, всегда в строю, обеспечивая выполнение самых опасных заданий командования под огнём врага, Алексей Кузьмич на фронте не получил даже царапины! Видно, кроме проявления ума при выполнении боевых заданий и применении точных расчётов, у него – военного инженера был надёжный ангел-хранитель…». В.А. Поблагуев.
    Женат (7.11.1947) на Антонине Сафроновне (13.12.1924 – 18.11.2015). Сын Леонид (5.1948) – художник книгоиздательства в г. Киеве, жена Светлана, проживают в Киеве.

    Фотографии

    Источники информации
    1. Материалы семейного архива Дикаревых.
    2. Наградные документы.

    Брюховецкий Р.И., Дикарева С., Дикарев Л.А., Поблагуев В.А.
     
     
    ПЕРЕПРАВА
    Э.И. Липовецкий, младший лейтенант запаса
     
    Утром позвонили из военкомата.
    – Алексей Кузьмич, не желаете ли совершить путешествие по местам вашей фронтовой молодости? Помните село Батьков?.. Да, да. Там в воскресенье состоится вручение юбилейных медалей ветеранам войны. Просим и вас принять участие в этой встрече.
    Полковник А.К. Дикарев положил трубку, задумался. Тридцать лет прошло с тех пор, а достаточно было короткого телефонного разговора, чтобы нахлынули лавиной воспоминания. Будто в документальном кино, когда можно взглянуть на себя как бы со стороны и при этом
    А.К. Дикарев – Дальше не проедем, товарищ полковник, – юное лицо водителя газика встревоженно поворачивается к Дикареву. – Дороги нет. Придется объезжать вкруговую.
    – Так вот же оно, Батьков! Совсем рядом, километр-два – не больше. И крайние хаты виднеются за холмом. Может, махнем напрямик, как мы когда-то в сорок четвертом?
    – Никак нельзя, товарищ полковник. Завязнем. Болото ведь. Да и в речке, видно, нет брода.
    – Нет в ней брода, сынок. И болота кругом топкие… А проскочили мы их в сорок четвертом за одну ночь, под аккомпанемент разрывов бомб и снарядов. И танки прошли, и орудия, и пехота. Для саперов не было непроходимых мест.
    Начальник штаба саперного батальона капитан Дикарев хорошо знал обстановку на отведенном для 99-й стрелковой дивизии участке наступления. Перед батальоном была поставлена задача: в ночь на 14 июля навести переправу через реку. Доложить о готовности проходов через заболоченные участки в минных полях к четырем часам утра.
    Сумерки июльского вечера тушевали окрестности. Бойцы саперных рот, которыми командовали капитаны Колдышев и Козырев, приступили к разминированию. Трудная это работа! Впрочем, легкой работы у саперов никогда не бывает. Тем более, сейчас, когда над головой то и дело свистят пули, а под ногами – мины. Натяжные, нажимные бетонные мины, таящие в себе смерть.
    Отделения по пять-шесть человек обезвреживали участки шириной шесть-десять метров. По сделанным проходам пойдут в наступление войска. А пока чувствительные руки солдат ощупывают пядь за пядью намеченный участок земли, перебирают грунт. Так было надежнее, чем при использовании щупов.
    Один за другим выковыривали и обезвреживали смертоносные механизмы рядовые Иван Журило и Николай Федин. Они работали рядом. Как и все, торопились. Не успеешь оглянуться – рассвет. Время не ждет. Действуй, солдат, но помни: сапер ошибается только раз. В тот момент, когда Журило нащупал взрыватель очередной мины и начал его осторожно выкручивать, застрекотали немецкие пулеметы. Пули черкнули землю в нескольких сантиметрах от солдата, комки взметнувшейся грязи обрызгали лицо. Шевельнись в этот момент Журило – и сработал бы чувствительный к малейшему нажиму механизм. Но воля и отвага солдата выдержали испытание. Саперы переждали, пока обстрел затихнет, и продолжили напряженный труд. Потом Иван Журило и Николай Федин воевали на Дунае. Обоим было присвоено звание Героя Советского Союза.
    В половине четвертого капитан Дикарев принял последнее донесение о готовности проходов в минных полях.
    В сосновом лесу, начинающемся сразу за деревней Гнидово, саперы рубили деревья, скрепляли бревна – делали переправу, чтобы обеспечить переход техники на ту сторону реки. Выполнить эту задачу саперам помогли артиллеристы и пехотинцы, танкисты и связисты.
    Началась артиллерийская и авиационная подготовка.
    Погружаясь по колено в топкую жижу, солдаты подтаскивали к реке многометровые бревна. Разгоряченные входили в холодную воду, вбивали сваи в илистое дно. Сучки, ветки рвали обмундирование, царапали тело. Никто не обращал внимания на свист пуль, на дальние и близкие разрывы вражеских снарядов.
    Вскоре по деревянным настилам двинулись танки, вслед за ними пехота, гаубицы, пушки. Мимо минеров, указывающих проходы, проехала и штабная машина капитана Дикарева.
    Дикарев видел, как наши танки, прорвав оборону противника, вошли в Батьков. Как пехота с криками «ура!» влетела в траншеи, как побежали гитлеровцы. Заметил, что артиллеристы разворачиваются на одной из высот перед Батьковом. И вдруг – взрыв. Разворотило 45-мм пушку. Данных о минировании этого района у него не было. Кроме Дикарева на машине находились еще два солдата и ординарец – Николай Чумаченко из Славуты.
    – Всем оставаться на своих местах! – закричал капитан, как только водитель по его приказу подвел машину почти вплотную к батарее.
    Опытный взгляд капитана сразу обнаружил на холме следы свежевзрыхленной земли. Противник знал, откуда лучше всего просматривается деревня, где может быть наиболее выгодная позиция для артиллеристов. Дикарев разделил косогор на участки, взяв себе самый ответственный: там, где находились люди, замершие на местах и наблюдавшие за действиями саперов. Капитан осторожно приблизился к взрыхленному участку, снял несколько комков земли, покрытых сетью корешков и начавшей ржаветь травкой. Под ними – металлический блеск.
    Мина! Противотанковая или пехотная? Немцы обычно ставили их на небольшом расстоянии друг от друга. Если противотанковая, можно действовать смелее. Если нет, одно неверное движение может стоить жизни многим людям.
    Офицер ребром ладони провел по открывшемуся краю мины, ножом определил ее очертания; точно так же обнажил ее со всех сторон, проверил, нет ли «якорька», связывающего взрыватель с почвой. И только после того, убедившись, что мина без «секрета», обезвредил ее. Перешел на другое, вызывавшее опасение место. Время, казалось, остановилось. А на самом деле семь смертоносных коробок были изъяты из земли в короткий срок. Может, именно тогда в его волосах появились сединки. А батарея, развернувшись на косогоре, вскоре произвела по врагу первый залп.
    Воспоминания, словно разбуженные запахом весны пчелы, роились в голове полковника Дикарева, пока юркий газик мчался по неширокой проселочной дороге.
    Алексей Кузьмич увидел белый дом, в котором тогда остановился штаб саперного батальона. Кто был в тот день с ним? Ординарец Чумаченко, писарь Дьяконов, командир отделения разведки Дьяченко, помощник командира батальона по снабжению Костин, повар Межеревский и еще один солдат, охранявший знамя полка. Каждый занимался своим делом, когда услышал тревожный голос часового.
    – Фашисты!
    Все бросились к окнам: у леса появились танки с отчетливо различимыми крестами на броне. За ними шла гитлеровская пехота. Танки ударили по селу. Один из снарядов угодил прямо в походную кухню, разбросав уже готовую овсяную кашу по крыше.
    Капитан Дикарев соединился по телефону со штабом дивизии: «Нас окружают танки. Автоматчики уже метрах в ста, бьют прямо по окнам. Со мной знамя батальона, два обоза с минами. Что делать? Ждем подмоги». В ответ: «Держитесь. Только не стреляйте пока. Немцы узнают, что вас мало, – пойдут в атаку. Что-нибудь предпримем».
    Семеро саперов приготовились к своему последнему бою. Каждый дал клятву драться до последнего патрона. Дьяченко снял с древка знамя, спрятал на груди. Хозяев дома капитан Дикарев отправил в подвал. Воины открыли огонь по приближающимся врагам. Разгорелась жаркая перестрелка. Одну атаку фашистов отбили. В небе над селом появилось шесть «илов». Они пронеслись совсем низко над лесом и ринулись в атаку на фашистские танки. Один за другим загорелись «тигры». Ни одному фашистскому танку не удалось увернуться от ударов штурмовиков.
    И вот полковник Дикарев у того самого дома с железной калиткой. Только толкни рукой, сделай пару шагов, и окажешься у окна, за которым стоял в напряженном ожидании с автоматом в руках. Неожиданно калитка распахнулась, на улицу вышли две пожилые женщины. Они взглянули на Дикарева и почти одновременно всплеснули руками. Одна из них, что постарше, худенькая, с морщинистым лицом, обняла его со словами: «Сынку, ты жывый? От щастя-то яке». По морщинистым щекам обеих женщин текли слезы. Дикарев тоже ощутил комок в горле. Значит, помнят, значит, узнали его, одного из тысяч советских солдат, принесших на эту землю освобождение от немецко-фашистского рабства.
    «На минуту» остановил машину возле дома полковник Дикарев, а задержался на полчаса, – не решился обидеть невниманием людей, с которыми связал его один день из фронтовой биографии. Прощаясь, пообещал приехать еще, пригласил к себе в гости.
    …У околицы села Батьков почетного гостя встречали председатель колхоза имени Жовтневой революции и ветераны Великой Отечественной войны. Каждый из них прошел по трудным фронтовым дорогам, прежде чем познал радость победы. И сейчас, через тридцать лет, нередко просыпался от неожиданно нахлынувших воспоминаний. Поэтому так понятны были им чувства, владевшие немолодым офицером, когда после торжественного вечера он долго стоял у обелиска, на котором высечены имена погибших при прорыве гитлеровской обороны. А потом они еще долго сидели в саду, в тиши летней звездной ночи. Кто-то из фронтовиков затянул «Землянку». Пели все, а когда отзвучал последний куплет, Дикарев услышал, как его фронтовому товарищу, известному своей молчаливостью, сказали:
    – И ты, Мыколо, пидтягнув? Вид тэбэ ж и двох слив нэ почуеш.
    Фронтовик заулыбался:
    – Душа писни просыть…
    Броды Львовской области, 1974
    Категория: Выпускники | Добавил: 2051 (25.06.2017)
    Просмотров: 51 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Copyright MyCorp © 2017
    Конструктор сайтов - uCoz