СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД УЧИЛИЩА
Четверг, 19.10.2017, 08:21
Меню сайта

Форма входа


Категории раздела
Оглавление [2]
Об училище [25]
Учителя и Воспитатели [29]
Выпускники [480]
Воспоминания выпускников [12]
Фронты [1]
Города-герои [11]
Герои СССР [6]
Горячие точки [2]
Орденоносцы [7]
Памятники [1]

Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Главная » Статьи » Воспоминания выпускников

    Смирнов Г.Я.
    СМИРНОВ Григорий Яковлевич (1938г.в.), Герой Советского Союза
     
    Бои местного значения
     
    После крупной победы Красной Армии в тяжелейших боях – разгром немцев под Москвой зимой 1941-42 годов – был окончательно развеян миф о непобедимости фашистских орд. Наши войска продолжали совершенствовать свои оборонительные позиции и, безусловно, всеми силами и средствами готовились к обескровливанию и изгнанию коварного и довольно сильного врага с нашей священной земли.
    37 отдельный моторизованный понтонно-мостовой батальон (омпмб), находясь в подчинении Южного фронта, организовал и осуществлял мощную фронтовую переправу в районе Банное – Богородичное через реку Северный Донец в период бурного весеннего разлива (март, апрель, май 1942 года). А в зимний период построил несколько деревянных мостов для обеспечения оперативного маневрирования войск фронта.
    1 марта 1942 года батальон прибыл в г. Каменск на строительство моста. До 6 апреля продолжалось строительство пристаней и мостов в районе Студёнок и Богородичное. 7-8 апреля 1942 года вражеская авиация разбомбила единственный высоководный мост в районе Банное – Богородичное и вода вышла из берегов и поднялась, как не бывало в последние 100 лет. Во время налёта было убито шесть человек, ранено – четырнадцать. Был ранен и сержант Г.Ф. Полухин, но, несмотря на приказание уехать с берега, он взял командование взводом на себя, пока полностью не выполнил задание командира. Награждён орденом Красной Звезды.
    С 8 апреля по 6 мая переправа через Северный Донец работала на понтонах и паромах круглосуточно (мы переправляли части 9 и 57 Армий), а понтонный мост наводился в ночное время, так как в течение дня противник систематически бомбил район переправы, выводя из строя людей, технику и понтонное имущество.
    6 мая вода вошла в свои берега, и в ночь на 7 мая батальон навёл мост. В связи с налётами вражеской авиации мост работал только ночью, днем – паромная переправа. Немцам удавалось на некоторое время, но не более, днём замедлять темп переправы бомбовыми ударами пикирующих бомбардировщиков, так как авиационного прикрытия и зенитных средств у нас не было.
    Бесстрашные понтонёры, несмотря на тяжёлые погодные условия, налёты вражеских самолётов и беспрестанно рвущиеся рядом бомбы, не прекращали работы и обеспечивали график переправы войск, фуража, боеприпасов, артиллерии, танков и всего необходимого фронту для ведения боя и жизни войск. О героическом труде понтонёров 37 омпмб на Южном фронте писала в тот период фронтовая газета «Красная Звезда».
    Здесь нас основательно потрепали, особенно, когда войска покинули позиции. Мы сами оборонялись и содержали переправу. Многим понтонёрам суждено было остаться навечно на этом рубеже. Самые большие потери понесла 1 понтонная рота, погиб и командир этой роты старший лейтенант Стеблевский.
    Тяжёл ратный труд понтонёров. Специфика понтонных войск особенная. Если другие рода войск могут использовать укрытия на исходных позициях для личного состава и техники в период бомбовых ударов и артиллерийских налётов противника, то понтонёры этой возможности не имеют. Они обслуживают понтоны, паромы, мосты и всё время находятся на воде – обеспечивают живучесть плавсредств. Паромы и понтоны имеют некоторую возможность маневрирования, конечно относительного и почти не оберегающего их от прямого попадания бомб и снарядов. И вода, безусловно, никогда не была спасительной и защитной средой, даже от осколков.
    На войне понтонёров называли «штатными штрафниками». Почему? Потому что провинившийся боец из любого рода войск попадает в штрафбат только на некоторое время. Или ему удаётся искупить свою вину кровью (тогда он реабилитируется), или при выполнении задания он остаётся лежать в земле. А понтонёр всегда под огнём, всегда по штату – «штрафник». При наступлении понтонёры впереди войск организуют переправу, находясь на воде, а при отходе они – всегда сзади всех, пока не переправят последнего солдата, повозку, автомашину и так далее, и почти всегда понтонёров настигает противник, наступая им на хвост. Помимо того, что в это время приходится отбиваться от врага, нужно ещё и разобрать паромы и погрузить имущество на машины. А это никогда без жертв не обходится. И эта понтонёрская технологичность всю войну – постоянная. Конечно же, человек ко всему привыкает, как говорится по-научному, адаптируется. И, действительно, понтонёры – храбрые, выносливые, мужественные бойцы, смотрящие смерти в глаза смело и твёрдо.
    Понтонёры – самоотверженные труженики войны.
    Наш 37 омпмб был сформирован в первые же дни войны в г. Сороки на Днестре из 7 моторизованного понтонно-мостового полка Одесского военного округа и весь период войны находился в действующей армии Южного фронта, Северокавказского фронта Черноморской группы войск, отдельной Приморской армии, 1 и 3 Прибалтийских фронтов. Участвовал в разгроме японских милитаристов на Забайкальском фронте в августе-сентябре 1945 года.
    Основной костяк офицерского состава 37 батальона участвовал в финской кампании 1939-40 годов. 7 моторизованный понтонный батальон при прорыве линии Маннергейма участвовал в форсировании реки Тайпалиен-ноки и, восприняв на себя основной удар, создал возможность организовать переправу ниже по течению, без жертв. Впервые в истории понтонных войск в 7 понтбате за финскую кампанию родились два Героя Советского Союза – лейтенант Павел Усов и шофёр Алексей Артюх.
    Командиром 37 омпмб был капитан В.Я. Григорьев, заместителем командира батальона по политчасти – старший политрук Е.И. Бельцов, начальником штаба был я (с сентября 1943 года стал командиром этого батальона).
    Сурова и прямолинейна судьба понтонёра. Чаще, чем других, она выводила его на грань между жизнью и смертью, ставя в сложнейшие критические ситуации, где категорично решался вопрос или – или. И только безграничная преданность Родине, боевой опыт и мужество помогали понтонёру выходить живым из буквально мёртвого пространства, как говорится, из пекла боёв.
    Потерпев крупное поражение под Москвой зимой 1941-42 годов, гитлеровское командование на лето 1942 года запланировало массированный таранный танково-механизированный удар на юге нашей страны, считая, что после его успешного развития создадутся условия для успешной атаки и на других направлениях.
    Наш выдающийся полководец Герой Советского Союза маршал Георгий Константинович Жуков в своей замечательной книге «Воспоминания и размышления» писал о планах Гитлера на 1942 год: «В общих чертах политическая и военная стратегия Гитлера на ближайший период 1942 года сводилась к тому, чтобы разгромить наши войска на юге, овладеть районом Кавказа, выйти к Волге, захватить Сталинград, Астрахань и тем самым создать условия для уничтожения СССР как государства».
    Мне думается, что немецкое командование имело ещё и цель жестоко отомстить русским за своё крупное поражение под Москвой. Сообразно указанным целям Гитлер укомплектовал и создал группу армий «Юг» с бронированной пробивной группировкой, которая значительно превосходила возможности наших войск юго-западного направления.
    Во второй половине мая 1942 года мощный танковый таран армейской группы «Клейст» начал наступление, прогрыз нашу оборону, вышел на оперативный простор. Наши войска вынужденно отходили с кровопролитными боями под давлением превосходящих сил противника. Вместе с войсками отходил и 37 омпмб, обеспечивая их в ходе тяжёлых, зачастую смертельных, боёв паромно-мостовыми переправами через водные рубежи. Получив очередную боевую задачу, в ночь со 2 на 3 августа 1942 года батальон сходу приступил к наводке понтонного моста через реку Кубань в районе села Новомихайловка, не успев ещё прийти в себя после длительного изнурительного марша и выполнения большого объёма мостостроительных работ в процессе движения. Кубань тогда была полноводной и очень быстрой. Казалось, что сама река тоже сопротивлялась. Собрав паромы (звенья) моста, мы хотели на одном дыхании сомкнуть мост. Но единственный буксирный катер (БМК) был вмиг опрокинут течением и затонул на большой глубине вместе с мотористом младшим сержантом Я.С. Садыковым. Вытащить катер не удалось, да и не до этого было. Мы продолжали настойчиво работать по замыканию моста, но…
    В этом районе действовала 5-я моторизованная немецкая дивизия СС «Викинг». Внезапно её передовые отряды – отборные фашистские головорезы – вышли на противоположный берег Кубани, против нас, в селе Новомихайловка, и открыли по наводящим мост понтонёрам батальона ураганный пулемётно-миномётный огонь, не допуская нас к продолжению работы и к паромам. Рельеф местности немцам благоприятствовал. В коротких паузах огневых налётов они кричали: «Рус! Сдавайс!». Противник под прикрытием самолётов и 15 танков с правого берега готовил форсирование. Около 19 вечера немецкие автоматчики, переправившись ниже района нашей переправы, оказались на левом нашем фланге и повели наступление. Батальон не дрогнул и по приказу комбата майора В.Я. Григорьева занял оборону, вступив в неравный бой с врагом. Никаких организованных войск, прикрывающих переправу, в Новомихайловке не оказалось. Да и обстановка так быстро и круто менялась, что полученный нами приказ на наводку моста оказался запоздалым, ибо наши войска на переправу не подходили, а двигались другими маршрутами на тыловые рубежи. Приказа об отходе у нас не было, мы несколько дней оборонялись, а по ночам атаковали немецкие очаги обороны, которые им удалось создать в нескольких местах на нашем берегу. Ни ночью, ни днём противник огневым воздействием не давал нам возможности подойти к реке, разобрать паромы и погрузить имущество на машины. Миномётов, станковых пулемётов, и даже ручных, в достаточном количестве у нас не было. У нас также не было достаточного количества патронов, и взять их было негде. Все наши попытки забрать имущество заканчивались жертвами. Выбить немцев из Новомихайловки своими силами и средствами мы не могли. Но упорством в борьбе и дерзостью ночных атак понтонёры задержали продвижение передовых отрядов противника, чем создали условия для подготовки очередных рубежей нашим войскам, отходившим на новые позиции.
    В кровопролитной и неравной борьбе с эсэсовцами понтонёры проявили мужество и отвагу. Мы понесли потери в технике и личном составе, и наш комбат в первый же день был тяжело ранен в голову и отправлен в госпиталь (красноармеец Кравцов, преодолев расстояние в 2,5 километра, на себе доставил его на командный пункт). Я, в то время будучи начальником штаба, принял командование батальоном и руководил этими трудными боевыми действиями 37 омпмб.
    Особое упорство в боях проявили лейтенанты Г.Ф. Богданов, В.В. Загайный, С.С. Балышев, Л.К. Иванов, сержанты И.Г. Наумовский, В.К. Столярчук, А.С. Гулый, рядовые И.Г. Кравцов, Г.Е. Журавлёв, Степанов и ряд других.
    На войне мало быть смелым и храбрым, нужно ещё уметь своевременно нанести упреждающий удар по противнику, иначе это противник сделает сам. Только с получением приказа батальон организованно убыл выполнять новое боевое задание.
     
    Май 1985 г.
    Материал предоставила Воронцова Т.В.
    Категория: Воспоминания выпускников | Добавил: 2051 (12.04.2010)
    Просмотров: 1253 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Copyright MyCorp © 2017
    Конструктор сайтов - uCoz