СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД УЧИЛИЩА
Понедельник, 21.08.2017, 22:33
Меню сайта

Форма входа


Категории раздела
Оглавление [2]
Об училище [25]
Учителя и Воспитатели [29]
Выпускники [478]
Воспоминания выпускников [12]
Фронты [1]
Города-герои [11]
Герои СССР [6]
Горячие точки [2]
Орденоносцы [7]
Памятники [1]

Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Главная » Статьи » Воспоминания выпускников

    ЧАЭС

    Газета Белгород-Днестровского района Одесской области
    "ПРИДНЕСТРОВЬЕ"
    от 25 апреля 2013 года

    26 АПРЕЛЯ - ДЕНЬ ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ ТРАГЕДИИ

    ЖИЗНЬ ИЗМЕРЯЕТСЯ СОДЕРЖАНИЕМ

         У преподавателя дисциплины «Захист Вiтчизни» морского рыбопро­мышленного техникума Николая ГОНЧА­РУКА за плечами тридцать пять лет во­инской службы. Куда только ни приводи­ли пути-дороги сегодняшнего полковника в отставке кавалера двух орденов «Красная звезда» и двух «За службу Родине» второй и третьей степени, 37-ми медалей! Выполнял свой воинский долг Николай Александро­вич на Сахалине, Камчатке, Чукотке, Ку­рилах, в Прибалтийском, Ленинградском, Прикарпатском, Одесском, Киевском воен­ных округах. Нелегко приходилось всегда и везде. Но самые тяжелые испытания вы­пали на его долю в последние годы службы. Чернобыльская трагедия и Афганистан... О некоторых эпизодах службы Н. Гончарука в Афганистане наша газета рассказыва­ла. Сегодня - воспоминания Николая Александровича о чернобыльской трагедии.

         ... В канун майских праздников 1986 года в штаб войск Юго-Западного направления из Министерства обороны СССР пришла тел­еграмма. Приказано проверить боеготовность одной из дивизий, что дислоцировалась пол Киевом. В состав группы проверяющих во­шел и я, бывший тогда заместителем началь­ника штаба инженерных войск Юго-Западного направления (Кишинев). Я даже обрадовался, что подвернулся случай побывать в местах, где начинал офицерскую службу. Вылет планиро­вался сразу после праздников. Но произошло не так, как планировали.
         29 апреля среди ночи меня разбудил дежур­ный офицер, сообщил, что за мной приехала машина для выезда на аэродром. Я понял, что дивизию поднимают по тревоге. Мы еще ниче­го не знали, но в самолете все притихли и всю дорогу молчали. Исчезли юмор, смех, хорошее настроение.

         В Киеве на военном аэродроме нас ждал автобус. Проехали несколько киломе­тров, я сориентировался и понял, что везут нас в противоположную сторону. Я поинтересо­вался у сопровождавшего нас генерала: «Куда нас везут?» «Скоро узнаешь» - коротко отве­тил он. А потом добавил: «Произошла траге­дия и Чернобыле». Подумаешь, трагедия... Но на душе - тревожно. Тревожно потому, что нас не обогнала ни одна машина, а навстречу шел сплошной поток грузовиков, наполненных ско­том. Прибыли в Чернобыль, поднялись на вто­рой этаж зала заседаний райкома партии. Каж­дый должен был получить задание. Мы зна­ли только, что произошла авария на атомной станции. Но какие последствия, что нас ждет, сколько времени понадобится?..
         Вскоре зашел командующий войсками Юго-Западного направления генерал армии И. Герасимов, и каждый получил конкретную за­дачу. Мне предстояло руководить воздвиже­нием вокруг Чернобыля земляного вала (что­бы, в случае дождей, сточные воды не попали в реку Припять). Представление об этой работе у меня было смутное, но я не имел права расте­ряться. Пока из Житомирщины подходила тех­ника, я изучал карту и местность, советовался со специалистами, как лучше сделать. Прохо­дя по селу, видел, как шла эвакуация населения. Людям сказали взять только необходимое на 3-4 дня. Видел, как пожилые люди, снабдив домашних животных водой и едой, садились с узелками в руках в автобус «Турист» с надеж­дой вскоре вернуться...
         Очень тяжело было в первые дни: пани­ка, нервозность. Все шебуршатся, кри­чат. А тут масса нерешенных организацион­ных вопросов но жилью и питанию... Прибы­ло 80 самосвалов «КамАЗ», 10 бульдозеров, 20 экскаваторов абсолютно новых! В первые сут­ки, проработав допоздна, люди съели все свои запасы и спали в машинах. А на 2-3-е сутки на­чались истерические крики, требования соз­дать условия... Некоторые в толпе выкрикива­ли, что все офицеры создали себе нормальные условия, даже излишества, а мы... Я рукой по­казал на гостиницу: «Вот там и живите». По­том выяснилось, что на первом этаже был бу­фет и продукты, которые они сразу «освоили». Подчиненные мне офицеры нашли для меня место, где темно, тихо и можно отдохнуть: на чердаке поставили три стула вместо кровати, а под голову - противогаз... Поздно ночью три человека (из тех, что возмущались «излише­ствами») меня разыскали, и увидев эти «изли­шества комфорта», потом прелюдно извиня­лись.
         Собрав прикомандированных на «пятими­нутку», начальник инженерных войск П. Гре­бенюк сообщил, что когда выполним задание, вернемся домой. Работать пришлось днем и ночью, в условиях неимоверной жары, при от­сутствии пищи и воды, не останавливаясь ни на минуту. Закончили работы, и я спросил П. Гребенюка, можно ли отпускать людей домой, как обещали. «Нет, придется еще задержаться» - был ответ. Мне была поставлена новая зада­ча: эвакуировать с территории станции радио­активную пожарную и другую технику. Легко сказать... Находилась эта техника в самом пе­кле - вокруг разрушенного реактора. Для бук­сировки я получил инженерную машину раз­граждения (ИМР), которая рассчитана на рабо­ту в случае атомного нападения в наиопасней­шем ядерном разрушении. Но, как выяснилось - это только на бумаге. Кабина изготовлена из свинца, а снизу и с боков - железо. Поэтому в ней образовался фон значительно выше, чем снаружи. Большую опасность таили в себе раз­бросанные повсюду графитные стержни. При мне солдаты срочной службы (потом - приписники) собирали эти стержни совковыми лопатами и бросали в свинцовые контейнеры. А вдохновлял солдат собственным примером начальник химических войск Министерства обороны вооруженных сил СССР генерал- полковник П. Пикалов (через год, будучи в Аф­ганистане, я прочитал некролог о его смерти).

         Я ужаснулся этому примитиву: неужели нельзя было использовать усовершенствован­ную зарубежную технику и другие методы, чтобы оградить молодых людей от этой страш­ной работы?! Из разговора с компетентным ли­цом я узнал, что японцы предложили нам по­мощь, но академик Е. Велихов ответил: «Они хотят нажиться на нашем горе. Как-нибудь сами разберемся». Разобрались... Японцы, с их Хиросимой и Нагасаки, имели опыт в борь­бе с невидимой смертью. Убежден, что их про­ект обошелся бы нам гораздо дешевле того, сколько мы на это «угрохали» и продолжаем вкладывать, а главное - сколько жизней загу­били! В этой работе очень нужна японская пе­дантичность, а не наше «как-нибудь».

         В штабе, руководившем ликвидацией по­следствий, во главе с академиком Е. Велиховым постоянно разрабатывались такти­ка и стратегия борьбы с последствиями. Тогда и возникла идея залить жидким бетоном высо­кой марки хоть маленькую часть разрушений. Для этого решили смонтировать трубопровод. Сварщикам приходилось работать в непосред­ственной близости ог реактора. Вахта продол­жалась пять минут, некоторые дотягивали до 10-15 минут. Но этот героизм был, скорее, не из патриотических чувств, а ради высоких заработков. За каждую минуту такой работы у реактора сварщикам платили тысячу рублей. На военных они производили гнетущее впечат­ление (оплата к нам не относилась, хотя вка­лывали не меньше). Их болезненный вид, обожженные темно-коричневые уставшие лица с красноватыми трещинами ран - все это угне­тало.

         Расставленные по всей территории солда­ты через каждый час замеряли уровень ради­ации, фиксируя в журнале. Один из солдат, пе­реживая за свое здоровье, решил схитрить и не стал измерять фон на своем участке, а записал фиктивные цифры. И надо было так случиться, что в этот сектор направили группу шахтеров для прокладки туннеля под реактором. Све­рили фактические цифры с данными в журна­ле, и начался разбор. Проводил его заммини­стра угольной промышленности Украины. Я к нему подошел, когда он «воспитывал» солдата, и сказал: «Насколько мне известно, Вы точно из укрытия не выходили, давайте пойдем вме­сте и посмотрим, где этот солдат ходит, что де­лает. Почему вы на него кричите? Кто дал Вам такое право? Он же совсем юный, в сыновья вам годится».

         Высокопоставленный чиновник с непри­крытым презрением измерил меня взглядом, очевидно, не знал, с кем имеет дело (я был одет в черный комбинезон). На территории станции, тем более возле реактора, я никого из начальства не видел. Они отсиживались в подземном укрытии, оттуда руководили (я не имею в виду работников станции). Однажды, по возвращении со станции, меня не пустили в штаб руководства. Солдат, призванный из запаса, измерил фон от моей одежды и сказал: «Назад! Туда нельзя!» «Как нельзя? Я полков­ник Гончарук. Мне надо доложить и получить задачу на завтра». «Не имеет значения, на ва­шей одежде повышенный радиационный фон, прибор чуть не зашкаливает. Приказано таких не пропускать!» Я вышел на улицу. Было уже темно. Снял комбинезон, выбил из него палкой пыль, оделся и снова зашел. «Теперь почти по­рядок, - с улыбкой сказал солдат, произведя за­мер. - Можете проходить, товарищ полковник, извините за задержку - служба». О своем здоровье начальство беспокоилось гораздо боль­ше, чем о юных солдатах...

         Наконец, дождались, когда жидкий бетон насосами начали закачивать на реактор. Но че­рез некоторое время ученым пришлось решать новую задачу: по мере поступления бетона на развалины реактора оттуда стали подниматься 2-3-метровые столбы пара в виде гейзеров. Ка­кая их температура, какой напор, не повлечет ли это новой беды? Надо было установить при­боры. Через сутки их доставили, и мне вручи­ли записку от маршала инженерных войск С. Аганова с просьбой установить приборы. Вме­сте с начальником генштаба Вооруженных сил СССР они находились в это время в Чернобы­ле.
          Я подобрал среди солдат шестерых смелых с условием, что после выполнения этой задачи их отправят домой. Натренировавшись до ав­томатизма на условном объекте, мы отправи­лись к самому реактору. В те минуты я позабыл обо всем на свете, даже о защите собственной жизни. Думал лишь об одном - как можно бы­стрее установить приборы. Защитный костюм сковал движения, от жгучего майскою солнца было не чем дышать. Белоснежная марлевая повязка сразу же стала темно-коричневой. По лицу и всему телу катился соленый пот, пекло в горле, голос стал чужим, незвучно хриплым. Минуты, проведенные у реактора, показались вечностью. Наконец, приборы установили... ценой здоровья всей нашей команды.

         После выполнения этой задачи я про­должал руководить работами по ры­тью котлована под саркофаг метрах в 300-350 от реактора: следить, чтобы работы не преры­вались ни на минуту, смены менять через каж­дые 15-20 минут. Периодически меня подме­нял офицер, солдаты которого тут трудились. У меня отекли и начали гноиться глаза, чувство­вал вялость и страшную сонливость, чуть не засыпал стоя. Я обратился к врачу (в админздании была женщина-врач). Она сделала мне укол и сказала не появляться больше на терри­тории реактора. Как я понял, она об этом поза­ботилась: мне прислали замену. Думал, отдо­хну. Не тут-то было. У начальства возник во­прос, сохранилась ли вода в охлаждающем ко­жухе блока реактора. Дело в том, что под реактором находилось подземное озеро питье­вой воды, из которого питались артезианские колодцы в половине Украины и Молдавии, и если бы вода в кожухе реактора сохранилась, она могла бы туда попасть... Генерал Гребенюк попросил меня (так как я там все знал) возгла­вить эту работу: используя кумулятивные заря­ды (назначение которых - подавлять долговре­менные сооружения противника), пробить от­верстие и выявить наличие воды. К счастью, воды в кожухе не оказалось.
         ...По прибытии в Кишинев, меня положили в госпиталь для наблюдения. Врач говорил, что вызывает тревогу щитовидка, анализ крови и роговица глаз. Но никакого лечения я не полу­чал, кроме витаминов и лишнего стакана сме­таны, что мне не понравилось, и я через неде­лю оттуда сбежал. Дома я производил на жену угнетающее впечатление своим состоянием. Она закрывалась в ванной и долго плакала... Мне было от этого еше тяжелее, так долго про­должаться не могло, и я принял решение уе­хать куда-нибудь на время. Позвонил в Москву.

         Оказалась свободной должность старшего со­ветника инженерных войск в Афганистане. И через четыре дня я уже был там. Рассказал о состоянии своего здоровья генералу афганской армии Мухаммеду Аюбу, и он все время моего пребывания в Афганистане снабжал меня ме­дикаментами, которые ему из Индии передавал брат-фармацевт. Я не пропустил ни одной бое­вой операции, которые проходили в горах. Горный воздух, лечебные травы, мумиё; да и ду­мать о болезни было некогда, я занимался раз­минированием. Не знаю, что оказало положительное влияние на мое здоровье, но я жив, а ребят, с которыми находился в зоне реактора, давно нет в живых.

         Вы спросите, чем Родина отблагодарила за работу на грани жизни и смерти? По возвра­щении из Чернобыля дали пять окладов, заме­нили военную форму на новую. Представлен к ордену Красной звезды и получил его. По вы­ходу на пенсию к ней добавили 33 гривны чер­нобыльских, кроме этого получаю ежемесячно 148 гривен как чернобылец второй категории.

         Очень обидно, что сегодня есть много так называемых «чернобыльцев», ко­торые в глаза станцию не видели, а козыряют удостоверениями, пользуются льготами. Пооб­щался с одним из таких - он имеет инвалидность, «Запорожец» успел получить, а работал на юге Иванковского района за 30-40 км от Чер­нобыля (срезал совковой лопатой дерн). Ка­кую дозу облучения я получил? Сложный во­прос. Наши «деревянные» дозиметры фикси­ровали уровень радиации в полтора раза мень­ше японских. В официальном документе запи­сано: «41 рентген за период с 1 по 15 мая 1986 года». Для справки: рабочие АЭС, которые по­лучили 4 рентгена, по полгода лечились на юге и на год их не допускали к работе.

         Такова она, судьба человека.


    От редакции:
    Благодарим Николая Александровича за эти воспоминания, желаем все так же не терять бодрости духа, здоровья, благополучия во всем!



    Категория: Воспоминания выпускников | Добавил: Ермаков (18.10.2014)
    Просмотров: 369 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Copyright MyCorp © 2017
    Конструктор сайтов - uCoz